Корпорация «Разменная монета»

После долгих мытарств вслед за корпорацией «Херик» ушла в прошлое корпорация «Дзябяк». Собственно говоря, ушло и само время — время умных людей как класса. Корпорация «Херик» существовала в эпоху восхождения к Пику Коммунизма, к которому, надо сказать, дошли немногие, да и те коммунизма не увидели. Остальные скатились к подножию вместе руководством в лице Халявина, Воровина, Понтовина, Пьянина, ну и других.

Но так как была установлена ориентация на вершину, произошла переоценка направления на скачки по болотным кочкам. Это, собственно, и не позволяло вылезти из херовости, и корпорация, сохранив идеологию, но потеряв ориентир пути, частично трансформировалась в корпорацию «Дзябяк», а частично вышла из зоны обслуживания себя. То есть идею поменяли, а обслужить толком не смогли. Так людей с понижением интеллекта ждало и понижение волевых качеств.

Корпорация «Дзябяк» стала зазывать страждущих и поить их пивом, так как после эпохи Херика навыков сохранилось немного. Но наряд милиции пресек идею объединения по пивному делу и закрыл эту секту. Так что после морального кодекса строителя коммунизма, не зародившись, пал моральный кодекс любителей пива, а с ним и последнее волевое усилие — разделывать воблу. В результате даже вобла пропала, а с ней и здоровье.

Ну а сам жест корпорации «Дзябяк» — поднять фигу вверх, чтобы стереть различия между городом и деревней, признали экстремистским, поэтому ЧОМ предложил всем разойтись по домам. В общем, на разойтись все сразу согласились, но почему-то вместо того, чтобы разойтись — разложились.

La Moneda. Фига

 

Собственно, размен «разошлись» на «разложились» и побудил ЧОМа заняться новой идеологией. Он заявил, что меняет концепцию Инь-Ян на Сход-Развал. Так была созвана по внепартийным спискам бригада под новым именем «Монеда», заменяющая функции монады принципом разменной монеты.

La Moneda

Для жизнеобеспечения корпорации определили корзину жизненно важных продуктов: трусы, носки, мате, шляпки и гужевой транспорт — все то, что объединяет жителей Земли по эстетическому и энергетическому принципу. В общем, основа для вживления в пространство для последующей монетизации. А чтобы «с каждого по способности и каждому по потребности», валютой принято считать киноварь. Так поход к Пику Коммунизма заменили на восхождение на гору Кунлунь.

 

Речь Чё Мо на первом съезде корпорации Монеда

— Дорогие друзья! Друзья друзей, колхозники из Вашингтона и рабочие Даун-Стрит! Я подвергаю критике качество продукции вашего мозга, то есть мыслей. Конечно, в США, к примеру, любой может сказать, не подумав. А в России, например, можно, подумав, не сказать. Это, так сказать, два полюса мышления. Все остальные в той или иной мере следуют этим параметрам.

Конечно, есть и те, кто выговаривает свои мысли долго и забывает начало своих фраз к концу. Но у себя в голове мы тоже можем публично сказать, что президент США — финн или эстонец, и что у него лифт в мозгах медленно едет.

Тут Чё Мо сделал паузу.

— В общем, так… Поскольку мне не представляется возможным переубедить вас, я сразу перейду к оскорблениям. Возможно, вы рождены и не от манны небесной, и не от плесени, но слишком много наблюдается осложнений, когда вы начинаете думать. Ваши слова пусты, ваши глазки бегают, ваши руки трясутся, и… Так, ну а дальше говорить я буду тихо. Вам покажется, что я молчу, но чтобы вы поняли, что это не так, доводить до вашего сведения будет Ленте. К тому же я уже надорвал голос, доказывая, что могу молчать.

Ленте, не дожидаясь, пока Чё Мо завершит:

— Чё Мо, также известный как ЧОМ, будет молчать многозначно, с сурдопереводом. В нашей организации есть Ту Лип и Мимо Лю, которые призваны закрывать бреши, включая любое молчание, чтобы оно выглядело многогласным.

О чем, собственно, молчит Чё Мо? Он молчит о секретах Монеды, которая представляет монаду — символ постоянного изменения и превращения, которое в нашей корпорации олицетворяет живой символ, можно сказать, идол воплощения и превращения — Сульфур, который постоянно оттачивает два умения: во-первых, смотреть на пространство, которое он оттачивает на Хиппи, а во-вторых, умение не смотреть на пространство, которое он оттачивает на себе.

Подобное во времена Херика направлялось на развитие внутренней силы, где существовала ориентация на пространство развития, но то ли время поменялось, то ли издержки внешних интересов, но внешнее победило внутреннее.

Попытка же за счет субботника «Дзябяка» найти новую опору также утратила актуальность, поэтому процесс был поставлен на паузу, пока приплывшая издалека Корал не заявила, что ждать нельзя, гниль и плесень проникает во все дыры. Ей вторила и Лимура, которая сказала:

— Посмотрите направо и налево, отсутствие света — проблема в железе, и пользователем вашего продукта будет тот, кто овладел версией 1.0. Любая ошибка должна быть похожа на секс: одна ошибка — и всю жизнь маяться. Это как выходить из дома через окно, не задумавшись о том, что могут быть скользкие подоконники. И важно учитывать, что каждый пользователь нашего продукта может быть вирусом. Так что надо заниматься тем, что в состоянии реализоваться хотя бы во время делания. То есть нам нужны яйца!

Лимура многозначительно взглянула и, не дожидаясь недопонимания, добавила: — То есть нужна Гаруда!

Хиппи странно отреагировал на слова Лимуры и что-то внутри себя затаил. Но ответ оказался на поверхности: кто-то же должен нести бессмертные яйца! Причем Гаруда при этом постоянно жалуется на освещение. Она говорит, что пока яйца не снести, ничего не получится, и для этого ее надо постоянно освещать или окуривать.

Для этих целей в корпорации заведен шаманский банщик Мауро Пачак, который под аккомпанемент Композита на бандонеоне формирует действительность корпорации «Разменная монета». Так как пути монетизации основаны на пронзительно-щемящем звучании, то отсутствие навыков и личной силы заменяется созданием алхимического золота.

Но продление жизни посредством этого также является неплохим бонусом. Ну а сам поиск алхимического золота — это вовлечение в определенные настройки и процесс, потому что золото, как и нефрит, является источником, импульсом, который не имеет пределов в самопорождении. А значит, как минимум тормозит наше разложение. Конечно, изготовить «пилюли бессмертия» непросто, а тем более продать, но даже вовлекая себя в процесс, мы меняем одну форму существования на другую.

«Разменная монета», она же периодическое обновление, — некая Materia prima, материя, формирующая первичность, и за этот процесс кто-то должен отвечать. За него в корпорации отвечает Пачакутек.

Темы: Дзябяк Херик

© La Moneda, 2022.Юмор. Дао-херика: La Moneda. Количество просмотров. 194